Великая отечественная война 1941-1945 гг. Великая Отечественная война началась 22 июня 1941 г. вторжением немецких армий групп "Север", "Центр" и "Юг" по трем главным стратегическим направлениям, нацеленным на Ленинград, Москву, Киев с задачей за одну кампанию рассечь, окружить и уничтожить войска советских приграничных округов и выйти на линию Архангельск–Волга–Астрахань. Главной ударной силой Германии, как и при нападении на страны Западной Европы, служили мощные бронетанковые группы. Две из них – 2-я и 3-я были включены в состав группы армий "Центр", призванной стать главным наступательным фронтом, и по одной – в состав групп армий "Север" и "Юг". На острие главного удара деятельность бронетанковых групп поддерживалась мощью 4-й и 9-й полевых армий, а с воздуха авиацией 2-го воздушного флота. Всего группа армий "Центр" (командующий генерал-фельдмаршал Ф. фон Бок) насчитывала 820 тыс. человек, 1800 танков, 14 300 орудий и минометов, 1680 боевых самолетов. Этим силам противостояли войска Западного особого военного округа (с 22.6.1941 – Западный фронт) под командованием генерала армии Д.Г.Павлова, имевшие в своем составе три армии: 3, 4, 10-ю и формировавшуюся в тылу 13-ю армию, общей численностью 672 тыс. человек, 2202 танка, 10 087 орудий и минометов, 1789 боевых самолетов, которые прикрывали государственную границу протяженностью 470 км.

Оборонительные бои за столицу Белоруссии носили скоротечный, но весьма ожесточенный характер. Они развернулись на дальних подступах к городу. На вильнюсском направлении, в районе Лиды в бой с наступавшими частями 9-й полевой армии генерала Штрауса (12 пехотных дивизий) и колоннами 3-й танковой группы генерал-полковника Г. фон Гота (4 танковые и 3 моторизованные дивизии) вступили соединения 21-го стрелкового корпуса 13-й армии. В районе деревни Трабы (50 км северо-восточнее Лиды) стойко оборонялась на занятом рубеже 21-я стрелковая дивизия (командир – генерал-майор К.Н.Галицкий). В ходе ожесточенных боев советские воины подбили и сожгли немало вражеских танков и бронетранспортеров. Особенно мужественно сражались бойцы 8-й отдельной артиллерийской противотанковой бригады. На рубеже р. Дитва они подбили около 60 машин 12-й танковой дивизии противника и удерживали свои позиции до 28 июня. С юго-запада к столице Белоруссии рвались дивизии 4-й полевой армии генерал-фельдмаршала Г. фон Клюге (19 пехотных дивизий) и 2-й танковой группы генерал-полковника Г. Гудериана (5 танковых, 2 моторизованных дивизии, кавалерийская дивизия СС "Рейх", моторизованный полк СС "Великая Германия"). Части Красной Армии вели оборонительные бои трое суток.

Оборона Минского укрепленного района возлагалась на 44-й стрелковый корпус (генерал-майор В.А.Юшкевич). Ширина фронта обороны корпуса составляла 80–84 км. Соседа справа не было. Слева – стык между Минским и Слуцким укрепленными районами прикрывал только что сформированный 20-й механизированный корпус (генерал-майор А.Г.Никитин). Получив приказ, части немедленно приступили к созданию оборонительной полосы. Тысячи местных жителей помогали воинам создавать оборонительные рубежи. К сожалению, Минский укрепрайон, на строительство которого в свое время было затрачено много средств и сил, не смог в сложившейся обстановке выполнить те функции и задачи, для которых он предназначался. Главной причиной было то, что после сентября 1939 г. этой оборонительной линии не придавали значения, вооружение во многих случаях демонтировали.

Крупные ударные силы гитлеровцев наступали по дорогам Негорелое–Минск, Молодечно–Минск, Рубежевичи–Дзержинск, Раков–Минск. Защита подступов к столице строилась отдельными узлами сопротивления на наиболее вероятных и танкоопасных направлениях наступления противника.

Оборонительные бои за столицу Белоруссии на всем протяжении занятых советскими войсками позиций начались 25 июня. Крупные силы передовых вражеских отрядов из 3-й танковой группы рвались к Минску со стороны Молодечно. Первыми вступили в бой воины 288-го (полковник Г.П.Кучмистый) и 30-го стрелковых полков. Последним командовал ветеран гражданской войны, полковник А.И.Ефремов. Орудия из 163-го артиллерийского полка поддержали своим огнем сражение с превосходящими силами противника. Жаркие бои с участием минчан разгорелись в районе деревни Рогово. Стойкость защитников противостояла массированным ударам вражеских сил и авиации. Рядом с бойцами роты старшего лейтенанта Афанасьева героически сражались жители деревни и ученики старших классов. Ими руководил директор Роговской средней школы коммунист М.Ф.Соболев. Патриоты наполняли горючей смесью бутылки, доставляли на позицию воду и пищу, вместе с воинами ходили в контратаки, где проявили мужество и отвагу.

Начальник Генштаба немецких войск генерал-полковник Ф.Гальдер записал в своем дневнике: "Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бой по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволить себе известные вольности и отступления от уставных принципов; теперь это уже недопустимо".

События на фронте развивались стремительно. Передовые отряды 2-й и 3-й немецких танковых групп 26 июня прорвались на подступы к Минску и вступили в бой с соединениями 2-го и 44-го стрелковых корпусов. 26 июня в район железнодорожной платформы Ждановичи вышел штаб 13-й армии во главе с командующим генерал-лейтенантом П.М.Филатовым, который подчинил себе 2-й и 44-й стрелковые корпуса, все воинские части, сражавшиеся под Минском, и возглавил оборону столицы Белоруссии.

У деревни Мацки имелись 2 дота. 3-х амбразурный пулеметный дот контролировал южную дорогу, дот № 06 – две северные. Это было большое двухэтажное железобетонное сооружение, оборудованное глубоко в земле. Дот представлял собой 4-х пушечную батарею 76-миллиметровых орудий. В его гарнизон входило 22 человека: командиры взводов, участники финской кампании младшие лейтенанты Петрочук (из Карелии) и Рощин (из Ленинграда), их жены, командиры отделений сержанты Бутроменко, Васильев, старший сержант Ляхов, бойцы Алферчик, Дергачев, Бойков (белорусы), младший сержант Женжеро, рядовые Мышак, Луценко (украинцы), Синицын, Юров, Федоров (русские), Газиф Зайнутдинов (татарин) и др.

После артиллерийского обстрела фашисты пытались атаковать защитников дота, но были отброшены с крупным потерями. На дот обрушилась авиация. Артиллеристы-сержанты Васильев и Бутроменко с первых выстрелов подбили несколько танков. Однако вскоре снаряды стали попадать в разрушенные части дота. Взрывом повредило орудие, ранены были четверо бойцов и младший лейтенант Петрочук. Враг несколько раз пытался блокировать артиллерийский дот, проводил артподготовку, а затем бросал на штурм до роты автоматчиков. Доты стояли непоколебимо. Положение защитников железобетонной крепости становилось все тяжелее, кончилась вода. Каждый раз после очередного налета бомбардировщиков дот оживал, сражался. И только 29 июня, израсходовав все снаряды, мужественные защитники вынули орудийные замки, привели в негодность все оборудование и поздно ночью оставили дот.

26 июня в районе Радашковичей выдающийся подвиг совершили экипажи капитанов Александра Спиридоновича Маслова и Николая Францевича Гастелло, направившие свои подбитые самолеты на скопление вражеских танков и техники.

25 июня для усиления обороны Минска был создан 2-й стрелковый корпус (генерал-майор А.Н.Ермаков) в составе 100-й (генерал-майор И.Н.Руссиянов) и 161-й (полковник А.И.Михайлов) дивизий. Три дня вела тяжелые бои с противником дивизия Руссиянова, расположившись между Острошицким городком и деревней Караси. Ее бойцами были впервые использованы для уничтожения танков бутылки с горючей смесью. Отдали жизнь за Родину на подступах к Минску командир 3-го батальона 85-го стрелкового полка, белорус, уроженец г. Орши Ф.Ф.Коврижко(14 подбитых танков), капитан В.Тыртычный (10 танков), младший лейтенант А.С.Ральченко, младший лейтенант И.Н.Коляденко, старший лейтенант М.И.Пилипенко и др. В боях за Минск 100-я стрелковая дивизия разгромила 82-й пехотный полк 31-й пехотной дивизии, 25-й танковый полк 7-й танковой дивизии противника.

20-й механизированный корпус (генерал-майор танковых войск А.Г.Никитин) начал формироваться в начале войны. Его штаб располагался в Красном Урочище. Личный состав прибывал по мобилизации, а танков не было. Батальоном средних танков 2-го танкового полка 26-й танковой дивизии командовал капитан И.И.Якубовский. В своих воспоминаниях Маршал Советского Союза И.И.Якубовский пишет о том, что на вооружении в полку были только 45- и 76-миллиметровые пушки, пулеметы, винтовки и несколько легких танков Т-26, что бои на ближних подступах к столице Белоруссии начались 26 июня. "Враг бросил в Минск десанты. В этот день мне пришлось впервые вступить в схватку с фашистами. Наш полк вел бой по уничтожению вражеских подразделений, заброшенных в город. В мое распоряжение было выделено семь танков Т-26. После предварительной разведки я прибыл в район завода имени Ворошилова. Гитлеровцы еще не успели просочиться сюда… Мы мчимся по направлению к площади Свободы, где, по данным разведчиков, обнаружен диверсионный фашистский отряд. Враг действовал нагло, стремился посеять панику, деморализовать население и гарнизон Минска. И наша задача состояла в том, чтобы как можно быстрее уничтожить этот отряд, дать возможность нашим войскам и жителям города оказать организованное сопротивление главным силам врага, рвавшимся к Минску с запада.

У перекрестка улицы Ленина и одного узкого переулка наш головной отряд устроил засаду. Проходившая по улице колонна немецких мотоциклистов была обстреляна нами и рассеяна. Уцелевшие гитлеровцы, напуганные дерзким огневым ударом, разбежались по ближайшим подъездам, бросив около пятнадцати мотоциклов. Наши танкисты довершили дело, раздавив гусеницами часть оставленной врагом техники… Продолжаем продвигаться к площади Свободы. Оценив на ходу обстановку, принимаю решение атаковать сосредоточенный там диверсионный отряд с нескольких направлений. Ничего, что у нас мало танков. Неожиданность удара ошеломит гитлеровцев. Приказываю командиру роты Ковалеву двумя боевыми машинами ворваться на площадь со стороны церкви. Два танка посылаю в обход противолежащего квартала… Три Т-26 атакуют, перерезая сквер с центра площади. Расчет на внезапность оправдался. Но потребовалось еще около трех часов, прежде чем последний фашист прекратил сопротивление".

При обороне Минска мужественно сражались и артиллеристы-зенитчики. Но вечером 28 июня фашистские танки и мотопехота ворвались в Минск с северо-запада, со стороны Болотной станции. К юго-западной окраине города со стороны Дзержинска подошли передовые части 2-й танковой группы генерал-полковника Г.Гудериана.

На следующий день, 29 июня, фашистские силы соединились восточное столицы Белоруссии и, после двухдневных боев на подступах к Минску, замкнули внешнее кольцо окружения. Они отрезали пути отхода отступающим группам 11 дивизий 3-й, 4, 10 и 13-й армий. Окруженные части продолжали упорно вести бои, сковав 25 вражеских дивизий, что составляло почти половину состава группы армий "Центр", среди них значительные силы танковых групп. Окруженные советские воины, не сумевшие прорваться, вынуждены были перейти к партизанским методам борьбы. Стойкость и жизнедеятельность обороняющихся частей Красной Армии признавало и гитлеровское командование, внося коррективы в свои планы.

Бои на подступах и в Минске задержали крупные силы врага на четверо суток, приковав к себе значительную часть группировки "Центр", чем содействовали организации обороны на рубежах рек Березина и Днепр, способствовали срыву молниеносной войны.

28 июня 1941 г. со стороны Болотной станции в город вступили механизированные части 3-й танковой группы генерал-полковника К. фон Гота. К вечеру они заняли северо-западную часть города. Утром 29 июня по городу разъезжали в открытых машинах немецкие офицеры и фотографировали все то, что осталось от бомб и огня, а по главным улицам непрерывным потоком двигались на восток войска 4-й армии генерал-фельдмаршала Г. фон Клюге. До 9 июля город относился непосредственно к области боевых действий, а затем до 19 июля был армейским тылом, после чего передан в подчинение командующего тылом группы армий "Центр" генерала от инфатерии М. фон Шенкендорфа. Период военно-комендантского правления длился до 1 сентября1941 г., а затем власть была передана немецкой гражданской администрации.

До приезда гражданской администрации все функции власти в Минске осуществлялись 184-й полевой комендатурой (фельдкомендатурой) 87-й пехотной дивизии и 812-й полевой комендатурой, которая была назначена 286-й охранной дивизией комендатурой для Минска и Минской области. Из сохранившегося отчета военно-административной группы 812-й полевой комендатуры за период с 6 по 20 июля 1941 г. видно, что ее главной задачей было создание административно-управленческой структуры и введение в строй основных предприятий снабжения.

Несмотря на передачу власти гражданской оккупационной администрации, в городе и генеральном округе параллельно действовал огромный военный и полицейский аппарат. Оккупационные войска, расположенные на территории генерального округа, подчинялись командующему войсками вермахта. Он же был главным комендантом полевой комендатуры № 392, которая размещалась в Минске и являлась высшим военно-административным органом округа. Ему подчинялись также местные – ортскомендатуры. В сфере компетенции комендатуры было выполнение задач по охране коммуникаций и военных объектов, лагерей военнопленных, а также содействие в борьбе с партизанами, проведение разведывательной и контрразведывательной деятельности, пропаганды и др. На территории генерального округа Беларусь действовала также жандармерия, которая первоначально подчинялась полевым и местным комендатурам, а затем – комиссариатам.

Постоянный военный гарнизон в Минске насчитывал до 5 тыс. солдат и офицеров. В его пригородах были сосредоточены крупные армейские резервы, пополнялись и переформировывались потрепанные в боях фронтовые части, численность которых доходила до 50 – 60 тыс. человек.

Высшим органом гражданской оккупационной администрации в генеральном округе Беларусь являлся генеральный комиссариат. В соответствии с указом Гитлера от 17.7.1941г. во главе его был назначен один из старых членов нацистской партии, бывший обер-президент Берлина и Бранденбурга, гауляйтер В.Кубе. Он приступил к исполнению своих обязанностей 1 сентября 1941 г., когда и была официально передана власть гражданской администрации. На территории генерального округа было создано 10 областных округов (гебитов) – Барановичи, Борисов, Вилейка, Ганцевичи, Глубокое, Лида, Новогрудок, Слоним, Слуцк, Минск. Во главе округов стояли гебитскомиссариаты, возглавляемые гебитскомиссарами, которые непосредственно подчинялись генеральному комиссару.

В Минске размещались также Минский областной и Минский городской комиссариаты. С 1 сентября 1941 г. Минский гебитскомиссариат возглавлял Б.Кайзер, который одновременно являлся и городским комиссаром. Однако вскоре было принято решение о разделении полномочий. Комиссаром Минского гебита остался доктор Кайзер, а на должность городского комиссара, в ведении которого находились все вопросы военно-полицейского и административно-хозяйственного управления городом, по предложению В. Кубе был назначен В.Янецке, приступивший к своим обязанностям 10 ноября 1941 г. Янецке оставался городским комиссаром до 30 сентября 1943 г., когда его сменил И.Беккер. Минский городской комиссариат имел статус областного. Резиденция областного комиссариата находилась в корпусе исторического факультета БГУ в университетском городке, городского – в Доме Наркомлеса, на 3-м этаже. 2 июля в Минск прибыли сотрудники зондеркоманд 7 а и 7 б айнзатцгруппы "Б". Оперативные и зондеркоманды состояли из служащих полиции безопасности, которые подчинялись непосредлственно главному управлению службы безопасности (РСХА) рейхсфюрера СС Г.Гиммлера. На них возлагались специальные задачи по уничтожению определенных групп арестованных и заключенных и прежде всего захват, селекция и уничтожение еврейского населения. С 5 июля Минск две недели являлся главной квартирой оперативной группы "Б" под командованием бригаденфюрера А.Небе. 15 августа 1941 г. город посетил Гиммлер, которому Небе показывал расстрел 100 евреев в Минске.

В соответствии с указом Гитлера от 17.7.1941 г. о полицейской деятельности на востоке СС и полиция были "непосредственно и лично" подчинены соответствующим комиссарам рейхскомиссариата и генеральных округов, а полицейские функции низших ступеней – гебитскомиссарам. Этим же указом устанавливалось, что дело полицейского обеспечения оккупированных восточных территорий находится в ведении рейхсфюрера СС и шефа немецкой полиции Г.Гиммлера, который был уполномочен наделить комиссаров рейха соответствующими полномочиями.. В помощь генеральным и окружным комиссарам прикомандировывались начальники СС и полиции, которые непосредственно подчинялись Г.Гиммлеру. В его распоряжении находились также все эсэсовские войска, осуществлявшие полицейские функции, полиция безопасности и служба безопасности (СД), жандармерия, немецкие полицейские формирования, полицейские охранные отряды, отряды местной вспомогательной полиции. В Минске находился штаб командующего СС и полиции, которому были подчинены охранные войска СС, полиция порядка и, в определенной мере, полиция безопасности и служба безопасности (СД). Эту должность от начала деятельности гражданского управления до августа 1942 г. исполнял бригаденфюрер К.Ценнер, затем до ноября 1942 г. полковник В.Шиман, которого сменил генерал-майор полиции К. фон Готтберг. Командующий СС и полиции Беларуси подчинялся высшему командующему СС и полиции "Остланда". До декабря 1941 г. эту должность занимал группенфюрер СС Прутсман, а затем группенфюрер СС Еккельн.

В системе оккупационной администрации особое место принадлежало полиции безопасности и службе безопасности СД. Они являлись инициаторами и исполнителями самых страшных злодеяний, содеянных на белорусской земле. В апреле 1942 г. командир тайной полиции и СС Э. Штраух взял под свое руководство имение Тростенец, территорию бывшего колхоза в 10 – 12 км по шоссе Минск – Могилев. Учреждение, известное как минское СД, было создано в декабре 1941 г.

Минское СД имело в своем составе 5 отделов: управления, кадров, СД, гестапо и криминальной полиции. В феврале 1943 г. количество служащих превышало тысячу человек. Минскому СД подчинялась рота латышей (до октября 1943 г.) и белорусский полицейский батальон, созданный летом 1943 г. (известный как 13-й батальон СД), а также рота войск СС. Филиалы СД с аналогичной структурой действовали в 8 городах: Баранавичах, Ганцевичах, Глубоком, Вилейке, Лиде, Слониме, Слуцке, Новогрудке.

Еще одной, помимо полицейской, независимой от гражданской администрации системой управления была инстанция уполномоченного по четырехлетнему плану, представители которой (ландвирштафтфюреры, зондерфюреры) входили в состав окружного и обласных комисариатов. Их задачи определял рейхсфюрер Г.Геринг, а В.Кубе и подчиненный ему аппарат обеспечивали на местах их реализацию. Кроме генерального, окружного и городского комиссариатов в Минске находилась главная дирекция имперских путей сообщения, которая, как и почта, не была в компетенции гражданских властей. Кроме того, в городе размещались биржа труда, редакции оккупационных периодических изданий, радиостанция, учреждения центрального торгового общества "Остланд", военно-строительные организации "Тодта", филиалы немецких промышленных и хозяйственных фирм "Борман", "Трибец", "Шляхтхоф" и другие оккупационные учреждения.

Первым массовым мероприятием новой власти, был тщательный, несколько раз продублированный учет населения. Впоследствии он неоднократно повторялся оккупационными властями. Особое внимание уделялось мужскому населению призывного возраста с целью его изоляции, а также выявления и подавления возможных источников сопротивления.

Мужчинам от 18 до 45 лет было приказано явиться 30.6.1941 г. к оперному театру на площадь Парижской коммуны, имея при себе паспорт и военный билет. Мужчины от 16 до 18 и старше 45 лет должны были зарегистрироваться у казарм на улице Фрунзе. Окруженцев и военнопленных сосредоточивали в казармах по Логойскому тракту, в районе сельскохозяйственной выставки (ныне бульвар Толбухина), на территории политехнического и физкультурного институтов, клиническом городке, 1-й и 2-й городских больницах. "Все уклонившиеся от явки будут расстреляны", – отмечалось в приказе военного коменданта.

В годы военной оккупации Минска на его территории было создано несколько концентрационных лагерей (на Сторожевском кладбище, у дер. Дрозды, по ул. Широкой, шталаг № 352Масюковщина), лагерь смерти Тростенец, Минское гетто, созданное для ликвидации людей.

Тростенецкий лагерь смерти был организован нацистами в сентябре 1941 г. в 10 км от Минска для массового уничтожения гражданского населения и советских военнопленных. По количеству уничтоженных жертв он является самым крупным на территории бывшего СССР и четвертым в Европе в системе нацистских лагерей смерти после Освенцима, Майданека и Треблинки. Массовые расстрелы проводились в урочище Благовщина. С сентября 1941 г. по октябрь 1943 г. здесь было убито 150 тыс. человек. Затем нацисты прекратили экзекуции и перенесли их в урочище Шашковка около деревни Малый Тростенец, где с октября 1943 г. по июнь 1944 г. было уничтожено более 50 тыс. человек. Из Минска в этот лагерь постоянно совершали свои рейсы машины-"душегубки". В лагере Тростенец с полной нагрузкой работала кремационная печь, в которой сжигали трупы расстрелянных и удушенных газами жертв. Пепел из кремационной печи разбрасывался в качестве удобрений на полях расположенного в районе лагеря подсобного хозяйства, принадлежавшего управлению полиции безопасности и СД. Всего по официальным данным здесь погибло 206 тыс. 500 человек. В Тростенце были уничтожены десятки тысяч евреев из Беларуси, Германии и других стран Европы. Транспорты с евреями из Австрии, Голландии, Германии, Венгрии, Польши, Франции и Чехословакии для отправки сюда формировались в Берлине, Ганновере, Дортмунде, Мюнстере, Дюссельдорфе, Кёльне, Франкфурте-на-Майне,Касселе, Штутгарте, Нюрнберге, Мюнхене, Вене, Бреслау, Праге и Брно. В обращении минчан к Сталину в августе 1944 г. говорилось о 40 тыс. иностранных евреев, погибших в гетто Минска и его окрестностях.

Всего в июле 1941 г. в Минске оказалось около 80 тыс. евреев, а несколько позже, к сентябрю – октябрю 1941 г. их было около 100 тыс. человек. 19 июля 1941 г. в Минске состоялось совещание командующего тылом группы армий "Центр" Шенкендорфа и высшего начальника СС и полиции генерального округа Беларусь К.Ценнера. Обсуждались вопросы взаимодействия и задачи уничтожения евреев. В этот же день, 19 июля 1941 г., вышло распоряжение коменданта полевой комендатуры № 812 К.Шлегельхофера о создании гетто в Минске. В пятидневный срок евреям предписывалось переселиться в отведенный для них район (гетто) в северо-восточной части города, размеры которого составляли 2 кв. км. Всем неевреям было приказано выселиться из этого района.

Оккупанты провели тщательную перепись еврейского населения, затем маркировали его желтыми знаками отличия и изолировали в гетто. Изоляция была необходима, чтобы скрыть массовое уничтожение от остальных жителей. Исчезали тысячи людей, а о масштабах трагедии не подозревали даже жители города. Узники гетто в своих воспоминаниях называют крупными погромы 7 ноября, 20 ноября 1941 г., 2 марта, 28 – 31 июля 1942 г. и октябрьский 1943 г., в результате которых гетто было ликвидировано. В промежутках между погромами ни на день в гетто не прекращались облавы, аресты, расстрелы.

В сводке полиции безопасности и СД от 9.3.1942 г. значится: "Во время антиеврейской акции 2 и 3.3 в Минске было расстреляно 3412 евреев, в Вилейке – 302 человека, в Барановичах – 2007 человек. Всего было подвергнуто экзекуции 5721 еврей...".

Четвертый погром начался 28 июля 1942 г. и продолжался 4 дня. Людей убивали на территории гетто, а также вывозили в "душегубках" и крытых грузовых машинах в Тростенец к заранее подготовленным могилам. Примерно 30 грузовиков и 4 "душегубки" совершали по 5 – 6 рейсов туда и обратно на протяжении четырех дней. Июльский погром охватил и особое гетто (зондергетто). В.Кубе написал о гибели "в самом Минске" 10 000 человек. По сведениям минской биржи труда на 9.4.1943 г. в гетто осталось 8500 трудоспособных местных евреев.

21 июня 1943 г. последовал приказ рейхсфюрера СС о ликвидации всех гетто на территории "Остланда". С 1 августа 1943 г. трудоспособным евреям запрещалось работать вне концентрационных лагерей.

Ликвидацию гетто в октябре 1943 г. проводило минское СД с помощью служащих 26-го полицейского полка, прибывших из Белостока, и 13-го белорусского батальона СД, задача которого состояла в оцеплении гетто. Охранники стояли в 30 метрах друг от друга и несли службу с 6 часов утра до 10 часов вечера на протяжении шести недель. За это время всех евреев вывезли вТростенец или убили на месте. Основная масса населения гетто погибла или умерла от голода, болезней, часть вышла в партизанские зоны, небольшое количество уцелело в мини гетто на предприятиях, несколько человек в подземельях гетто.

Функционирование в Минске в годы немецко-фашистской оккупации органов военного и административного управления зависело не только от вестей с фронта, но и от отношения к новым порядкам горожан. Многие из них стали участниками антифашистского подполья, действовавшего в белорусской столице с июля 1941 по июль 1944 гг. Основу патриотического движения составили коренные минчане, бывшие советские военнослужащие, беженцы из западных районов Белоруссии, узники гетто, военнопленные. Важная организующая роль в освободительной борьбе жителей города принадлежала членам Коммунистической партии Белоруссии. Минское сопротивление заняло достойное место в истории Великой Отечественной и Второй мировой войн.

Становление патриотического движения в Минске происходило на фоне отступления частей Красной армии, продолжавшегося до декабрьского 1941 г. сражения под Москвой. Стихийный характер зарождения подполья усугублялся неподготовленностью государственных и политических органов власти к ведению борьбы в условиях оккупации. Прорыв произошел лишь после выхода 29 июня 1941 г. директивы СНК СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей о мобилизации всех сил на борьбу с германским фашизмом, дававшей указание на разжигание в оккупированных врагом районах партизанской войны и подпольного сопротивления. Но судьбу Минска в то время уже "творили" захватчики.

Издание 13 июля 1941 г. полевым комендантом Минска приказа о роспуске организаций Коммунистической партии Белоруссии заставило ее членов принять всевозможные меры к сокрытию своей партийной принадлежности, переходу на нелегальное положение. Претворялся в жизнь и гитлеровский лозунг о так называемом "окончательном решении еврейского вопроса", приведший к созданию в июле – августе 1941 года в западной части Минска еврейского гетто. 1 сентября 1941 г. военные, в соответствии с протоколом о восточных оккупированных территориях СССР, передали власть в Минске Генеральной администрации Белоруссии, возглавляемой гауляйтером В.Кубэ.

Одними из первых в тайную войну с врагом вступили медицинские работники белорусской столицы. Руководствуясь гуманистическими принципами, под влиянием сложившейся ситуации, они принимали участие в подготовке и осуществлении побегов советских военнопленных из больниц, лазаретов, амбулаторий, в снабжении их необходимыми документами, одеждой, адресами явочных квартир. Сотрудники медицинских учреждений, фармацевты оказывали также необходимую помощь командирам и воинам Советской армии, вышедшим из окружения и скрывавшимся от немцев на квартирах горожан.

В число таких участников стихийно зарождавшегося патриотического движения входили сотрудники 1-й больницы – доцент В.Анисимов, профессор Е.В.Клумов, врачи В.М.Гуринович, В.В.Плавинская, профессор И.А.Ветохин, медсестра В.Ф.Рубец; 2-й больницы – врач Л.Н.Козлова; 3-й больницы – доцент С.А.Прилуцкий; 2-й амбулатории – доктор М.И. Изох; Комаровской амбулатории – доктор В.К.Шикавко, 2-й аптеки – фармацевт Л.Ф.Густарник. Медики не оставляли без внимания и гражданских лиц, среди которых находилось немало раненых, детей, пожилых людей.

Летом – осенью 1941 г. возникают зачатки организованного сопротивления. Этому способствовал пуск в эксплуатацию предприятий продовольственного, энергетического и коммунального значения. Почти 80% работавших на них являлись довоенными жителями. Растерянность, деморализация, разочарования первых дней войны постепенно отступали. Люди постоянно видели кровавые зверства оккупантов, из уст в уста передавали рассказы о ночных поджогах и терактах таинственных народных мстителей, о призывах Сталина к всенародной борьбе. В городе от разных лиц, в том числе и от немецких антифашистов, становилось известным об ожесточенных боях в Брестской крепости, сражениях под Борисовом, о героической обороне Могилева, Гомеля и других белорусских городов. Так постепенно складывалась морально-психологическая основа для возникновения подпольных групп и организаций.

Примечательная особенность минского антифашистского движения – его массовый характер. Минское антифашистское подполье пережило в 1941 г. и немало трагических событий. 26 октября 1941 г. в центре Минска были повешены руководители первой объединенной подпольной группы из числа медиков и рабочих железнодорожного узла К.И.Трус, О.Ф.Щербацевич. Вместе с ними в тот день были казнены В.И.Щербацевич, Н.Ф.Янушкевич, П.Ф.Янушкевич, Е.Островская, Л.Зорин, Н.Кузнецов. В 1941 г. оказались в фашистских застенках и были расстреляны В.С.Шилович, А.А.Вадковский, Я.Киркаешто.

Военное и административное немецко-фашистское руководство пыталось суровыми мерами подавить волю минчан к сопротивлению. Но устрашающие репрессии лишь свидетельствовали о признании Минска горячей точкой на захваченной врагом территории.

О том, что в Минске действует подпольная организация, первыми сообщили на Большую землю, в центры партизанского и подпольного движения разведгруппы, посланные в Минск в начале 1942 г. Одна из них, работавшая в белорусской столице по линии Главного разведывательного управления Генштаба Красной Армии (командир С.К.Вишневский), отправила в Москву следующие шифрограммы: "…23.5. – Минская парторганизация просит связи; 26.5. – После того, как немцы в Минске повесили и расстреляли советских людей, там появилась листовка с подписью "Горком". Горком партии в Минске передает через нашего источника просьбу о помощи, о присылке листовок и оружия". Сведения были получены в ЦК КП(б)Б и в Центральном штабе партизанского движения.

Минское подполье, его руководящий центр – Минский подпольный горком КП(б)Б в 1941–1942 гг. оказывали содействие в проведении политико-массовой работы в партизанских формированиях С этой целью ГК командировал на должности комиссаров-политруков в 1942 г. более 15 человек. Руководители горкома И.К.Ковалев, В.К.Никифоров, А.Л.Котиков, активный подпольщик И.Д.Будаев почти систематически бывали в партизанских отрядах, где договаривались о совместном проведении политических, идеологических и пропагандистских мероприятий.

Активизация организаторской, в том числе и массово-политической работы явилась одним из условий появления в 1942 г. новых подпольных групп.

В истории Минского антифашистского подполья особое место принадлежит диверсионной и разведывательной деятельности участников этого патриотического движения. Она была тесно связана с партизанами, Большой землей, подпольными партийными органами, расположенными за пределами города. Минские нелегалы готовили и осуществляли военно-патриотические мероприятия с учетом событий на советско-германском фронте.

Одно из первых мест среди разных форм борьбы занимал саботаж, который приобрел наиболее активный характер на железнодорожном узле, кирпичных заводах, плодоовощной базе, на ТЭЦ-2. Рабочие, инженерно-технические работники портили оборудование, затягивали выполнение плановых работ, приводили в негодность готовую продукцию.

Минчане сыграли важную роль в устройстве в белорусской столице группы десантников Главного разведывательного управления Генштаба Красной Армии под командованием С.К.Вишневского. Она десантировалась в районе Минска в начале 1942 г. В ее состав входили радист М.Ф.Мельников, а с июля 1942 г. – курьер ЦК КП(б)Б Н.М.Бортник. Через активного участника минского антифашистского сопротивления П.Р.Ляховского и его жену десантники были связаны с Минским ГК КП(б)Б. Горожане обеспечили их квартирами, поддельными документами, продовольственными карточками, питанием к рации. Они помогали собирать сведения о противнике, которые передавались по рации в Москву. В конце 1942 г. группа Вишневского и влившиеся в ее состав местные жители были выведены в партизанскую бригаду "Штурмовая".

Подполье сотрудничало и с группой разведчиков Наркомата госбезопасности СССР под командованием А.М.Гвоздева. Разведчикам была оказана материальная помощь, выделены члены подпольных групп для сбора необходимых военно-стратегических сведений. В начале апреля 1942 г. А.М.Гвоздев был арестован органами СД. Но ему удалось бежать и стать одним из руководителей партизанского движения на Минщине.

В апреле 1943 г. немецкий оккупационный режим провел в Минске карательную операцию "Волшебная флейта", в ответ на которую подпольщики организовали диверсии на вулканизационной фабрике, электростанциях, хлебозаводе, дважды выводили со строя оборудование на вагоноремонтном заводе. А в дни Курской битвы 1943 г. железнодорожники задержали выход из ремонта 155 паровозов.

Важное событие в истории Минска и Великой Отечественной войны в целом, – покушение на В.Кубэ 22 сентября 1943 г. Среди деятелей немецкого оккупационного режима В.Кубэ занимает одно из наиболее видных мест. Перед нами настоящий фашистский сатрап со всеми присущими ему чертами характера, средствами достижения целей. Участниками покушения стали Е.Г.Мазаник, М.Б.Осипова, Н.В.Троян. Вот их некоторые биографические данные. Е.Г.Мазаник, 1914 г. рождения, белоруска, уроженка деревни Поддегтярня Пуховичского района. Из крестьян. Беспартийная. Образование – начальное. До войны – официантка в столовой ЦК КП(б)Б. М.Б.Осипова, 1908 г. рождения, белоруска, уроженка поселка Серковицы Толочинского района. Из рабочих. Член ВКП(б)Б с 1928 г. В 1940 г. окончила Минский юридический институт. До мая 1941 г. была членом Верховного суда БССР. Накануне войны – ассистент юридического института. Н.В.Троян, 1921 г. рождения, белоруска, уроженка г.Дриссы (ныне – Верхнедвинск). Из семьи служащего. Накануне войны – студентка Минского медицинского института.

Все до совершения патриотического акта являлись участниками минского подполья. Правда, пришли они туда в разное время. Это были люди с определенной школой жизни, внутренне готовые к действиям, сопряженным с риском и опасностями. Психологические особенности их характера можно считать главнейшим условием успешного выполнения стоявших перед ними задач. Самый опасный участок выпал на долю Елены Мазаник. Документы архива свидетельствуют, что она прошла его в одиночку, сумев перехитрить Кубэ и его многочисленную охрану. Все участники покушения на Кубэ отмечены правительственными наградами. Е.Г.Мазаник, М.Б.Осипова, Н.В.Троян через месяц после событий удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Диверсиям подвергались и другие высокопоставленные лица. 10 июня 1943 г. подпольщики и партизаны организовали засаду между Шацком и Уздой, в которую попали и были уничтожены представители областного гитлеровского руководства – областной комиссар Л.Эренлейтнер, правительственный инспектор Г.Клозе, начальник областной жандармерии обер-лейтенант К.Калла,обер-вахтмейстер В.Погарелль, обер-вахтмейстер К.Зандфос, старший жандарм К.Вундерлихт, обер-вахтмейстер А.Штрассер, а также гитлеровские "хозяйственные руководители" Ф.Так, Ф.Шульц и Г.Бенневиц.

В 1943 г. подпольщиками при участии партизан были казнены лица, работавшие в составе немецких административных и идеологических органов: работник СД Акинчиц, редактор "Беларусскайгазэты" Козловский, бургомистр Минска Ивановский и др. Минские подпольщики готовились к ликвидации и преемника Кубэ – фон Готтберга. Непосредственной подготовкой к данной акции занимались Н.П. Моисеева, М.П.Чижевская и Е.А.Чижевская. Им удалось установить, что на 30 октября 1943 г. в Лошице было намечено совещание немецких чиновников с участием Готтберга. Разведчики-профессионалы обучили Н.П.Моисееву и Е.А.Чижевскую работе со взрывным устройством, которое было доставлено в дом, где должен был остановиться Готтберг. Случилось непредвиденное: непосвященная в это дело работница случайно обнаружила мину и доложила о ней охране. Операция провалилась, а Н.П.Моисеева, М.П. Чижевская и Е.А.Чижевская были арестованы и 25 декабря 1943 г. после жестоких пыток казнены.

Активная деятельность подпольщиков помогала партизанским подрывникам вести так называемую "рельсовую войну" против незваных пришельцев. Так, группой подрывников под руководством А.С.Шоричева (партизанский отряд имени Чапаева бригады "Пламя") благодаря разведывательной поддержке связных минского подполья удалось осуществить в сентябре – декабре 1943 г. ряд крушений вражеских поездов в пригородах белоруской столицы. 26 сентября, например, этой группой подрывников пущен под откос эшелон с живой силой и техникой врага между станциями "Минск" и "Колядичи". При этом поврежден паровоз, уничтожено 6 платформ с танками и автомашинами и 2 вагона с живой силой противника. В момент крушения погибло и было ранено около 70 немецких военнослужащих. Ряд смелых диверсий проведен подпольщиками Минска по заданию и при участии партизан спецотряда С.А.Ваупшасова (Градова). Подпольная группа Г.Н.Красницкого при поддержке из леса летом 1943 г. организовала взрыв на заводе имени Мясникова. В результате проведенной операции были уничтожены ценные станки, вышел из строя колесный цех. С отрядом Ваупшасова связан взрыв в офицерской столовой СД 6 сентября 1943 г. Отличились две девушки – К.Гурьева и Ю.Козлова, которые работали здесь официантками и являлись членами подпольной группы К.Л.Матузова. В результате диверсии погибло 30 и тяжело ранено более 50 немецких военнослужащих. Также по заданию С.А.Ваупшасова группа инженера К.И.Мурашко совершила в декабре 1943 г. четыре диверсии на аэродроме.

Смертельно опасную борьбу с врагом вели юноши и девушки, входившие в состав подпольных групп, созданных и действовавших под руководством Минского подпольного горкома партии. В сентябре 1942 г. погиб в фашистских застенках руководитель городской комсомольской подпольной организации С.А.Благоразумов. С декабря 1942 г. руководство комсомольскими молодежными подпольными группами и организациями взял на себя Минский подпольный горком ЛКСМБ, база которого находилась в партизанской бригаде "Штурмовая" в Заславском районе. В состав горкома вошли секретари Н.Я.Николаев, В.Ф.Мерзликин, В.М. Лебедев и член горкома В.Ф.Верховодько. Позднее в группу горкома ЛКСМБ были введены комсомольцы-подпольщики Н.Кедышко, П.Кудрявцева, П.Кудрявцев, В.Клюшко, Л.Ярош и др.

Особенно отличалась среди молодых патриотов подпольная организация "Андрюша", в состав которой входили рабочие, студенты, школьники, бывшие военнослужащие. Ее деятельностью руководил штаб во главе с рабочим минского строительного треста Н.А.Кедышко. Членами штаба являлись студент БГУ В.В.Михневич, рабочие Л.В.Володько, Л.Л.Головацкий, Л.А.Домбровский, П.П.Сиротин. А.Л.Тарлецкий, Л.М. Ярош. Штаб располагался в доме, где жила семья рабочего А.Я.Овчарова (улица Могилевская, 56 а, кв. 2). Организация имела явочные квартиры: Комсомольская, 18; Бондаревская, 22; Антоновская, 9; Типографская, 3; Краснозвездная, 34; Стадионный переулок и др. В составе "Андрюши" действовала диверсионная группа, которая истребила более 50 оккупантов и их пособников. Ее руководителями являлись члены штаба Л.А.Домбровский и Л.М. Ярош. В ноябре 1943 г. их постигла трагическая участь. Вместе сЛ.Ярошем была арестована и его мать, Екатерина Адамовна. Не добившись необходимых показаний, гитлеровские спецслужбы расстреляли Леонида и его мать. Погиб от рук карателей и В.Овчаров. В неравном бою пал смертью героя Н.Кедышко. Ряд членов организации был вывезен в концлагеря Германии.

Несмотря на жестокие карательные меры фашистов, состав минских подпольщиков в 1943 – 1944 гг. пополнился новыми группами и организациями. Патриотические формирования возникли на хлебозаводе "Автомат" (А.П.Буйчиков), на минском радиозаводе и в районе улицы Грунтовая (П.Е.Кудрявцева), "Первые" (В.И.Жуков), "Соседи" (М.Н.Заяц), "Четвертые" (А.В.Метелкин), "Родные" (Е.А.Фокин), в Октябрьском районе г. Минска (А.С.Рыжанков), "Зубилкин" (В.И.Гудович), "Галя" (Л.Ф.Клюйко), "Тамара" (Я.А.Берестневич), "Татьяна" (К.В.Гурло), "Роберт" (Г.А.Марченко), "Юрий" (Э.С.Куций), "Адам" (А.Н.Велюжин, П.С.Гулис), в железнодорожном управлении по улице Опанского (И.П.Журавский), "Крылов" (П.М.Гойчик), "Вырви глаз" (Г.Д.Сасина), "Мстители" (С.В.Юрин, М.А.Гонцов), по улице Грушевской (В.К.Артишевский), "Активные" (Ф.А.Сотиков), на Минской гребеночной (галантерейной) фабрике, горуправе, хлебозаводе № 1, Белорусском театре (В.К.Пуцилло), на минском железнодорожном узле (К.М.Гурьева), "Виктор" (В.В.Михневич), "Владимир" (В.П.Недельцев), "Артур" (Н.П.Филанович).

В дни отступления немцев члены подпольных групп и организаций препятствовали ликвидации промышленных и административных зданий, вывозу и уничтожению награбленного захватчиками имущества, продовольствия.

Широкая и многогранная антифашистская деятельность минских подпольщиков продолжалась с июля 1941 по июль 1944 гг. За время оккупации в городе действовало 116 подпольных групп и организаций (6355 человек), существовало более 200 конспиративных квартир. Минские подпольщики провели более 1500 боевых операций.

Во главе патриотического движения с октября 1941 г. стоял общегородской нелегальный центр, роль которого выполнял Минский подпольный ГК КП(б)Б. С октября 1941 по октябрь 1942 гг. в его состав входили И.К.Ковалев (секретарь), К.Д.Григорьев, В.С.Жудро, С.И.Заяц, И.П.Казинец, А.Л.Котиков, Д.А.Короткевич, В.К.Никифоров, В.С.Омельянюк, И.И.Рогов, Г.М.Семенов, К.И.Хмелевский. Горком был создан и действовал непосредственно в Минске, используя систему явочных квартир и выделенных для этой цели связников.

С сентября-октября 1943 г. нелегальным сопротивлением минчан руководил Минский подпольный ГК КП(б)Б, возглавляемый С.К.Лещеней и располагавшийся в лесной зоне на базе партизанского отряда под командованием С.А.Ваупшасова.

В 1942 г. в Минске на белорусском языке выходил подпольный печатный орган – газета "Звязда". Подпольный горком второго состава (С.К.Лещеня) издавал газету "Минский большевик".

В конце 1942 – начале 1943 гг. гитлеровские захватчики с помощью агентуры, средств массовой информации распространили клеветнические измышления против некоторых руководителей подполья. Этим они хотели скомпрометировать патриотов города, отсечь их от партизанских сил. Инсинуации, к сожалению, поверили центры партизанского и подпольного движения, находившиеся в Москве. Драматическим результатом этого явился арест в первый послевоенный период более 120 участников антифашистской борьбы. 113 из них к настоящему времени реабилитированы. Полное очищение завершилось в 1990 г. снятием ярлыков с организатора и руководителя подполья И.К.Ковалева.

Государство высоко оценило деятельность подполья, его участников. 26 июня 1974 г. Минску присвоено почетное звание "Город-герой". За героизм и мужество, проявленные в борьбе против немецко-фашистских оккупантов, В.С.Омельянюк, И.П.Казинец, Е.В.Клумов, И.К.Кабушкин, Н.А.Кедышко, Е.Г.Мазаник, М.Б.Осипова, Н.В.Троян удостоены звания Героя Советского Союза, около 600 человек награждены орденами и медалями СССР. Именами минских подпольщиков Л.Е.Одинцова, В.С.Омельянюка, З.З.Гало, Н.Е.Герасименки, Н.П.Дрозда, В.С.Жудро, И.К.Кабушкина, И.К.Ковалева, И.П.Казинца, Д.А.Короткевича Н.К.Корженевского, Н.А.Кедышки, Е.В.Клумова, А.М.Левкова, И.И.Матусевича, Г.М.Семенова, К.И.Хмелевского, В.Д.Шатьконазваны улицы и площади Минска. На местах деятельности и гибели участников антифашистского движения установлены мемориальные знаки.

Осенью 1943 г. началось, а в июле 1944 г. полностью завершилось освобождение Беларуси и ее столицы города Минска от немецко-фашистских захватчиков. Главные события развернулись в дни проведения Белорусской наступательной операции. Операция с кодовым названием "Багратион" стала переходить из планов в реальность 23 июня 1944 г. мощными и дружными боевыми действиями 1-го Прибалтийского (командующий генерал армии И.Х.Баграмян), 3-го Белорусского (генерал армии И.Д.Черняховский) и 2-го Белорусского (генерал армии Г.Ф.Захаров) фронтов. 24 июня к ним присоединились войска 1-го Белорусского фронта (командующий Маршал Советского Союза К.К.Рокоссовский). На левом крыле 1-го Белорусского фронта против немецко-фашистских захватчиков выступила 1-я Польская армия. Действия фронтов координировали Маршалы Советского Союза А.М.Василевский и Г.К.Жуков. Важнейшими задачами операции являлись освобождение Беларуси, создание базы для победного продвижения частей Красной Армии по территориям западной Украины, Прибалтики, Восточной Пруссии, Польши. Для Минска как столичного города и крупного промышленного центра создались условия для его скорейшего и успешного очищения от оккупантов. В 1944 г. более 760 участников Минского антифашистского подполья имели особые задания не только от партизанских формирований, подпольных партийных органов, но и от армейских частей. Поступившие сведения были учтены в планах при подготовке и осуществлении Белорусской наступательной операции. Обращение военных и политических руководителей страны к партизанам и подпольщикам Беларуси было не случайным. К моменту начала операции "Багратион" народные мстители республики контролировали до 108 тыс. кв. км из 184,7 тыс. кв. км территории, оккупированной врагом. Свыше 38 тыс. кв. км составляли партизанские зоны, где немцы появлялись только для проведения карательных экспедиций.

В 1944 г. линия советско-германского фронта в Беларуси проходила по рубежу озера Нещердо, восточнее городов Витебск, Орша, Могилев, Жлобин, по реке Припять, восточнее города Ковель, образуя обращенный на восток выступ. Через него пролегал самый короткий путь к Берлину.

Стратегически выгодный "белорусский балкон" удерживали немецкие правофланговые соединения 16-й армии группы армий "Север", группа армий "Центр" (3-я танковая, 4-я и 2-я полевые армии) и левофланговые соединения 4-й танковой армии группы армий "Северная Украина". В целом немцы имели на белорусском участке фронта 63 дивизии и 3 пехотные бригады (1 200 тыс. человек), свыше 9500 орудий и минометов, 900 танков и самоходных орудий, 1350 самолетов. Германское командование до последнего момента не знало, где советские войска начнут очередное наступление. Но "защита" Беларуси была внушительной. Она представляла собою глубокоэшелонированную на 250-270 км оборону. Противник учитывал даже особенности ландшафта: оборонительные полосы, главным образом, проходили по западным берегам рек с широкими заболоченными поймами.

Белорусскую наступательную операцию отличала высокая кадровая, инженерно-техническая, политическая и медицинская обеспеченность. В составе четырех фронтов насчитывалось 2 400 тыс. солдат и офицеров, объединенных в 166 стрелковых дивизий, 12 танковых и механизированных корпусов, 7 укрепленных районов и 21 бригаду. Войска имели 36 400 орудий и минометов, 5 200 танков и самоходных орудий, 5 300 боевых самолетов. При подготовке операции Ставка Верховного Главнокомандования учитывала особенности обороны, отсутствие у противника достаточных резервов, недооценку немцами опыта Красной Армии по окружению и уничтожению крупных группировок вражеских сил. Наступлению фронтов предшествовали интенсивная артиллерийская подготовка и мощный бомбовый удар дальней и прифронтовой авиации. С мая по сентябрь 1944 г. для поддержания фронтов авиация дальнего действия совершила 16 065 самолето-вылетов, сбросила 16 908 бомб. Важнейшей формой боевых действий фронтов являлось окружение крупных вражеских группировок.

Решая поставленные задачи, войска 1-го Прибалтийского, 3-го Белорусского фронтов к 28 июня 1944 г. успешно провели Витебско-Оршанскую наступательную операцию, в ходе которой были окружены и уничтожены 5 дивизий 3-й немецкой танковой армии, освобождены Витебск, Орша, Лепель и другие города и сельские населенные пункты. Подразделения 3-го Белорусского фронта продвинулись на 80-150 км, что открывало дорогу для наступления на Минск. Четыре армии (3-я, 28, 48, 65-я), конно-механизированная группа, 16-й воздушный флот, Днепровская военная флотилия, соединения дальней авиации 1-го Белорусского фронта участвовали в проведении Бобруйской наступательной операции. Она закончилась 29 июня 1944 г. освобождением Бобруйска и окружением 35-го армейского и 4-го танкового корпуса противника, насчитывавших около 40 тыс. солдат и офицеров. В боях под Бобруйском неприятель потерял 74 тыс. солдат и офицеров убитыми и плененными. Полностью были разгромлены 9 дивизий 9-й полевой армии противника. Армии правого крыла 1-го Белорусского фронта глубоко охватили с юга 4-ю немецкую армию. Важные бои с прицелом на Минск вели и войска 2-го Белорусского фронта. Его боевые действия на могилевско-минском направлении не только сковывали силы 4-й немецкой армии, но и обеспечивали внутренние фланги ударных группировок 3-го и 1-го Белорусских фронтов. На Могилевском направлении частям Красной Армии противостояли 8 пехотных и 2 моторизованные дивизии 4-й немецкой армии. Могилев был опоясан тремя оборонительными рубежами. И тем не менее 28 июня 1944 г. части 49-й армии во взаимодействии с подразделениями 50-й армии 2-го Белорусского фронта, преодолевая ожесточенное сопротивление врага, взяли город штурмом. Захватчики потеряли около 6 тыс. убитыми, более 3 тыс. пленными, в том числе командира 12-й пехотной дивизии со своим штабом и коменданта могилевского укрепленного района.

В конце июня 1944 г. произошел полный слом вражеской обороны между Западной Двиной и Припятью, от Полоцка до Озаричей, на фронте в 520 км. Освобождение "ключевых" пунктов "белорусского балкона" – Витебска, Орши, Могилева, Бобруйска – полностью открывало дорогу на Минск, по которой откатывались на запад к стенам белорусской столицы 4-я и части 9-й немецких армий группы армий "Центр".

В Минской операции, начавшейся 29 июня 1944 г., участвовали: 5-я (генерал-лейтенант Н.И.Крылов), 11-я (генерал-полковник К.Н.Галицкий), 31-я (генерал-лейтенант В.В.Глаголев), 5-я гвардейская танковая (маршал бронетанковых войск П.А.Ротмистров), 1-я воздушная (генерал-полковник авиации Т.Т.Хрюкин) армии, конно-механизированная группа (генерал-лейтенант Н.С.Осликовский), 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус (генерал-майор танковых войск А.С.Бурдейный) 3-го Белорусского фронта; 33-я (генерал-лейтенант В.Д.Крюченкин), 49-я (генерал-лейтенант И.Т.Гришин), 50-я (генерал-лейтенант И.В.Болдин), 4-я воздушная (генерал-полковник авиации К.А.Вершинин) армии 2-го Белорусского фронта; 3-я (генерал-полковник А.В.Горбатов), 48-я (генерал-лейтенант П.Л.Романенко), 16-я воздушная (генерал-полковник авиации С.И.Руденко) армии, конно-механизированная группа (генерал-лейтенант И.А.Плиев) 1-го Белорусского фронта.

Находившиеся в Минске оккупанты старались удержать город остатками 78-й, 250-й, 260-й пехотных и 5-й танковой дивизий. К ним на помощь из Польши в спешном порядке были переброшены 24-й, 25-й и 26-й полицейские полки. К 30 июня в Минске собралось немалое число военнослужащих разбитых немецких дивизий – 290-й, 12 и 18-й пехотных, 25-й танковой и 75-й штурмовой. Из этих остатков комендантом города были созданы так называемые "чрезвычайные полки" для оборонительных боев. В состав немецкого гарнизона в Минске входили 3 пехотных и 1 танковая дивизии., 3 полка СС, отдельные специальные подразделения. Германское командование отводило белорусской столице одно из ключевых мест в стратегических планах летней компании. Но оно, с военной и морально-психологической точек зрения, было беспомощным в решении стоявших перед ним задач. Воину с подпольщиками оккупационный режим продолжал до последних дней своего существования. Еще 10 июня 1944 г. список арестованных только Вспомогательной криминальной полицией насчитывал 159 человек. Значительная часть узников продолжала поступать в тюрьму по улице Володарского, в концлагерь по улице Широкой, в "Тростенец". В преддверии освобождения Минска, активно участвуя в подпольной борьбе, отдали жизнь за Родину З.А.Андрианова, Е.В.Афнагель, М.К.Ахрамович, Т.Галабурда, П.М.Гойчик, В.М.Девочко, О.Ф.Дерибо, Э.И.Екиментко, Е.М.Зубкович, Н.К.Исаченко, А.П.Манциводо, А.А.Манциводо, Н.С.Мохнач, П.П.Оседовский, Е.А.Пржелясковская и многие другие. Часть минских подпольщиков погибла в боях против немцев в составе партизанских отрядов при подготовке и в ходе проведения Белорусской наступательной операции, это: Г.Г.Бураков, А.Л.Вербицкая, А.Г.Желобкович, Ф.М.Пшеченко, И.С.Рутковский, Т.С.Столярова, Е.В.Сушкова, К.П.Фалдина и др.

Советские войска, прежде всего танковые, стремительно со всех сторон подходили к белорусской столице, отделяя Минск от 4-й немецкой армии. Она оказалась восточнее города в плотном кольце окружения воинскими частями Красной Армии. Ответственнейшую задачу решал 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус (командир генерал-майор А.С.Бурдейный) 31-й армии (командующий В.В.Глаголев). Его 4-я танковая бригада (командир полковник О.А.Лосик), выбив к 2 часам ночи 3 июля немцев из Уручья, ворвалась в Минск в районе обсерватории. Первой с целью разведки влетела на всех порах в белорусскую столицу бронированная машина младшего лейтенанта Д.Г.Фроликова. Вел танк, умело маневрируя, водитель старший сержант П.Карпушев, разил врага наводчик старший сержант В.Зотов, безотказно выполняли задания радист-пулеметчик И.Костюк и заряжающий сержант В.Косякин. В центр города, на площадь Свободы, пробился одним из первых боевой танк, механиком-водителем которого был минчанин В.Г.Белькевич. На подступах к Минску и в бою за него воины 4-й гвардейской танковой бригады уничтожили 15 танков, 4 стрелковых орудия, 52 полевых орудия и миномета, 13 радиостанций, 12 пулеметов и около 3000 вражеских солдат и офицеров. Бригада пленила 1800 немецких военнослужащих, захватила в качестве трофеев 22 орудия, 200 автомашин, 38 складов.

Стремительно и успешно действовали 25-я и 26-я гвардейские бригады (командиры – полковники С.М.Булыгин и С.К.Нестеров) 2-го Тацинского танкового корпуса. Их бронированные машины к 7 часам утра форсировали р. Свислочь, разминировав мост в районе театра Оперы и балета, блокировали с юга железнодорожную станцию Товарную, чем отрезали пути отхода врагу, создали благоприятные условия для проникновения в центр Минска подразделений пехоты.

Утром 3 июля бои за северную и северо-восточную окраины Минска начали передовые отряды 5-й гвардейской танковой армии под командованием Маршала бронетанковых войск П.А.Ротмистрова. Первыми ворвались в город танки 18-й гвардейской танковой бригады во главе с командиром полковником В.И.Есипенко. За ними в Минск вступили подразделения 3-го гвардейского танкового корпуса генерал-майора И.А.Вовченки. В боях за белорусскую столицу воины 5-й гвардейской танковой армии уничтожили 53 вражеских танка, свыше 100 солдат и офицеров.

Во второй половине того же дня, обойдя город с юга, в Минск вступили танкисты 1-го гвардейского Донского танкового корпуса под командованием генерал-лейтенанта М.Ф.Панова 1-го Белорусского фронта. Проскочив с боями на юго-восточную окраину города, они соединились с войсками 3-го Белорусского фронта, замкнув в кольце окружения восточнее Минска 105-тысячную группировку противника.

3 июля 1944 г. первые красные флаги победы были водружены над Домом Красной Армии сержантом 673-го стрелкового полка А.Н.Скибо, на постаменте у Дома правительства – сержантом А.Г.Ляпустиным.

Но борьба за город на этом не закончилась. Белорусской столице угрожала 105-тысячная группировка немецких войск, которая оказалась в минском "котле" и пыталась прорваться в Минск. Основную ее часть составляли солдаты и офицеры 4-й и 9-й немецких армий, которые в 1941 г. участвовали в захвате белорусской столицы. 5.7.1944 г. Белорусский штаб партизанского движения специальной радиограммой приказал 17 партизанским бригадам срочно подтянуться к Минску и вместе с частями Советской армии принять участие в ликвидации минского "котла". К 16.7.1944 г. белорусские партизаны, оборонявшие Минск от возможного повторного захвата, успешно провели более 15 крупных боевых операций. В ликвидации минского "котла" участвовали партизаны бригад: 2-й Минской, "Буревестник", имени Рокоссовского, "За Советскую Белоруссию", имени газеты "Правда", "Пламя" имени Щорса и др. На ряд партизанских отрядов были возложены охрана промышленных объектов города, правительственных учреждений, разминирование, вывод из города более 17 тыс. военнопленных. Совместными усилиями воинов и бывших партизан-подпольщиков были сохранены от разрушений Дом правительства, здание ЦК КП(б)Б, Дом офицеров, театр Оперы и балета, железнодорожный узел и другие промышленные, культурные и административные здания. Только в первые дни после освобождения города от немцев саперы сняли более 300 фугасов и более 1000 мин и подобных им взрывных устройств.

16 июля 1944 г. в Минске на бывшем ипподроме в честь освобождения белорусской столицы состоялся митинг трудящихся города и 30-тысячный партизанский парад. Парад принимал первый секретарь ЦК КП(б)Б, председатель СНК БССР П.К.Пономаренко, командовал парадом начальник Белорусского штаба партизанского движения П.З.Калинин. В празднике минчан приняли участие делегации Красной Армии во главе с командующим 3-м Белорусским фронтом И.Д.Черняховским и жителей г. Горького (сейчас Нижний Новгород), доставивших в белорусскую столицу эшелон подарков. На митинге П.К.Пономаренко от имени ЦК КП(б)Б и правительства республики поздравил горожан, участников партизанского и подпольного движения с освобождением столицы Беларуси и выразил воинам Белорусских фронтов сердечную благодарность белорусского народа за избавление от немецко-фашистской оккупации.
Разработка и сопровождение КУП «Центр информационных технологий Мингорисполкома» © 2001—2016